chamamilla (chamamilla) wrote in lyalechka,
chamamilla
chamamilla
lyalechka

ГВ в специфической литературе: "Анастасия" Мегре

Я за эрудицию, культурную грамотность, гуманизм и просвящение. Но безумно люблю читать сомнительную литературу. Когда читаю Мегре меня прям на части разрывает. С одной стороны, я каждый раз удивляюсь, как вообще кто-то может читать такую пошлятину? С другой, насколько филологически точно составлены эти тексты, что ни зарыдать в три ручья просто не возможно. Именно на этот эмоциональный наркотик, насколько я понимаю, автор и подсаживает своих многочисленных читателей.
В общем, кому интересно, прошу под кат.
 

     -- Тетя врач. Она в белом халате. Тетя врач сказала бабушке. Я слышала, как она сказала: "Девочка всегда будет квелой. Потому что девочка "искусственница". Я "искусственница". Меня мама не могла молочком из своей груди кормить. В мамочкиной груди не было молочка. А дети, когда маленькие, у своих мамочек всегда из груди молочко пьют. Я видела, когда в деревню одна тетя приезжала с ребеночком маленьким. Я ходила в дом, куда она приезжала. Мне сильно хотелось посмотреть, как из титечек мамочкиных маленькие дети молочко пьют. Я тихо, тихо старалась сидеть. Но меня всегда выгоняли. Тетя-мама говорила: "Чего смотрит она так и не моргает?" Я моргать глазками боялась, когда смотрела, чтобы ничего не пропустить.
      -- Ты думаешь, Анечка, тетя врач не ошиблась, сказав, что ты никогда не будешь здоровой и сильной?
      -- Как же она может ошибаться? Она в белом халате. Ее все слушаются -- и дедушки, и бабушки. Она все знает. И что я "искусственница" знает.
      -- А для чего ты смотреть ходила, как ребеночка кормят из груди?
      -- Я думала, посмотрю, как ребеночку хорошо, когда с мамочкиной титечки он кушает. Увижу, как ему хорошо, и мне лучше станет.
      -- Тебе станет лучше, Анечка. Ты будешь здоровой и сильной, -- спокойно и уверенно сказала Анастасия. И, сказав это, Анастасия стала медленно расстегивать пуговицы своей кофточки и оголила грудь.
      Как завороженная, словно онемевшая от неожиданности, смотрела Анюта на обнаженную грудь Анастасии. На кончиках сосков выступили маленькие капельки грудного молока.
      -- Молочко... Мамино молочко! Теточка Анастасия, ты тоже кормишь маленького ребеночка? Ты мама?
      -- Я кормлю этим молочком своего маленького сыночка.
      Капельки грудного молока становились все больше и больше. Одна капелька затрепетала на ветерке, и ветерок сорвал эту капельку с груди Анастасии...
      Худенькое тельце Анютки молниеносной стальной пружинкой рванулось вслед за этой капелькой грудного молока. И она... Представляешь, худенькая и болезненная Анютка ловко поймала эту капельку.
      Падая на землю, Анютка подставила свои ладошки -- и поймала в выставленные ладошки маленькую капельку грудного молока.
      Падая, она поймала ее у самой земли. Анютка встала на коленки, поднесла к своему лицу сжатые ладошки, раскрыла их, рассматривая мокрое пятнышко. Потом протянула руки к Анастасии.
      -- Вот. Я поймала ее. Вот она. Не упало молочко для вашего сыночка.
      -- Ты спасла капельку, Анечка. Теперь она твоя.
      -- Моя?!
      -- Да. Только твоя.
      Анюта поднесла к губам свои ладошки и прикоснулась к мокрому пятнышку. Закрыв глаза, худенькая девочка долго держала ладошки, прижав к губам. Потом опустила руки, посмотрела на Анастасию и шепотом, переполняемым благодарностью, произнесла:
      -- Спасибо!
      -- Подойди ко мне, Анечка.
      Анастасия взяла подошедшую к ней девочку за плечи. Погладила по волосам, потом, посадив к себе на колени, наклонила, как грудного младенца, к груди и тихо запела.
      Губы Анютки оказались близко от соска Анастасииной груди. Словно в полусне, Анютка медленно приближала свои губы, к груди Анастасии, коснулась ими влажного соска, слегка вздрогнула и стала жадно сосать переполненную молоком грудь Анастасии.
      Судя по диктофону, она проснулась через девять минут. Подняла голову и вскочила с колен Анастасии.
      -- Я...Ой. Что же наделала я? Выпила молочко вашего сыночка.
      -- Не беспокойся, Анечка. Ему хватит. Ты только из одной выпила груди, а в другой еще осталось. Ему хватит. Мой сыночек может и пыльцу цветочков кушать. Если захочет. А ты теперь все получила, чтобы не бояться быть сильной, красивой и счастливой. Теперь возьми свое счастье от жизни, от каждого дня ее.

Tags: литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments